» » Зависимость от прощения

Зависимость от прощения
Зависимость от прощения

Зависимость от прощения

Вот помню, когда дочь была маленькая и делала что-то плохое, мне мало было ей просто говорить об этом. Я не могла угомониться, пока не завиновачивала её всю под самую маковку.

А ей, соответственно, мало было просто признать свою вину, например, и извиниться. Ей надо было как-то очень непропорционально виниться за проступок.

Как бы я сейчас сказала: от неё требовалась вина, совершенно не соответствующая проступку. Гораздо больше, чем ощущается внутри.
Потом словила это и думаю: «Что за хрень? Зачем мне это?». Ну понятно, что откопала маму, свою неадекватную виноватость и абсолютно потерянные личные датчики вины.

Сколько вины нужно, чтобы отреагировать на ущерб, причинённый другому моим поведением?
Фиг знает…

Получалось вечное и неизбежное зависание между двумя полюсами. Вообще избежать вины, отщепить, не чувствовать. Даже там, где она вполне нормальна и адекватна. Или наоборот, утопать в вине. Возможно даже там, где это вообще не нормально и неадекватно…

До сих пор возвращаю себе свободу в этой опции. Ведь я знаю, что вина – это очень важный механизм сохранения связей и отношений. Накосячил – ощутил вину – загладил ущерб. Это субъективные переживания, куда вовлечены почти все части моей личности. Ощущаю телесно, оцениваю последствия, эмоционально реагирую, что-то предпринимаю. Это в здоровой взрослой норме. Если вина присваивалась внутрь рядом со взрослым…

Что это значит?
Отношения с виной формируются на основе прощения или непрощения. Важнейшая способность взрослого человека – уметь прощать. Прощать! Вот ребёнок неизбежно косячит, делает гадости и глупости. Рядом Взрослый. Он говорит: «Ай-яй-яй! Плохо сделал. Но я прощаю! Иди ко мне. Я не изгоняю тебя за это. Возвращайся обратно в нашу связь…».

Уметь прощать – это обязанность взрослого. Наряду с тем, чтобы заботиться, быть доступным, утешать и прочее. Чтобы все психические структуры развивались нормально. Чтобы в будущем ребенку стала доступна опция вины в здоровой норме. Без невротических зависаний, патологических отыгрываний и соматических прятаний. Прощать – это задача родителя! А не ребёнка!

Но то ли у меня в семье было по-другому, то от это вообще ментальность и культурность такая. У нас почему-то вина ребёнка не поддерживается взрослой способностью прощать. А обременяет самого ребёнка виноватиться, каяться и искуплять!

И тогда ребёнок вынужден брать ответственность не за свою вину за свой косяк, а за обиду значимого взрослого. То есть не взрослый должен обладать этой компетенцией, а ребёнок должен что-то делать с переливанием родителя до его прихода в норму. Так появляется зависимость от прощения…

Знаете, как определить застрявших в зависимости от прощения людей? Они свято верят в мантру «надо уметь прощать». Там почти сто процентов в личной истории родители, не умеющие прощать и требовавшие от ребёнка искуплять какие-то фантастические объемы несуществующей вины…

И ещё один тонкий момент. Там где нарушения с ощущением вины в себе почти всегда закономерно проблемы с сепарацией. Поскольку именно вина отвечает за возможность отойти на расстояние в связи. И ее неадекватные объемы – способ контроля автономности сначала со стороны родителя. А потом виноватость становится самостоятельным способом оставаться в слиянии…

Юлия Пирумова